irissann (irissann) wrote,
irissann
irissann

На работу… Берлин… 2025 год…

Оригинал взят у e_vajs в На работу… Берлин… 2025 год…
Ганс Шварц, офисный планктон тридцати пяти лет от роду, собирался на работу.
Подготовка к походу в офис, находящемуся в центре города, уже давным-давно стала у Ганса долгим и осмысленным действом, сродни тому, как разведчик собирается в глубокий тыл врага.
Для начала Ганс облачился в дешёвый, грязный и донельзя заношенный костюм.
Обулся Ганс в старые стоптанные туфли, найденные на помойке. Сродни обуви были и носки – дырявые и заскорузлые.
Сегодня Ганс решил совершить стремительный марш-бросок на работу в образе бродяги-беженца из Ирака.
Шварц достал тональный крем и привычными движениями добился нужной смуглости открытых участков кожи.
Затем – нацепил чёрный парик и тщательно дёрнул его, проверяя – не слетит ли.
Не слетел.
Шварц облегчённо вздохнул и решил, на всякий случай, потренировать разговорную речь.
- О-о-о, нихт ферштейн,  - завыл Ганс, скалясь в деланной улыбке и поглядывая на листок с арабскими словами, прикреплённый к зеркалу, - Эсмик э…Айза акль…Ахлан вассайлан…
Затем Ганс не выдержал и сплюнул.
- Вот же угораздило, - сказал Шварц и сплюнул ещё раз.
Справедливости ради надо отметить, что угораздило не только одного Ганса. Угораздило – всю Германию.
Много-много лет назад в городе появились пришлые из Африки и Ближнего Востока.
С годами жилые дома на окраинах превратились в копилки разношерстного сброда, предпочитающего не работать, а воровать и грабить, терроризируя местное население.
Власти привычно закрывали на это глаза, призывая местных жителей быть толерантнее и добрее, даже когда тебе водят ножом по горлу.
Шварц вздохнул, выдохнул, а затем осторожно приоткрыл дверь и выглянул на лестничную площадку.
Никого.
Стараясь не шуметь, Ганс тенью, вжимаясь в стену, заскользил по ступенькам вниз.
Внимательно оглядел двор. Наблюдателей-арабов, которые привычно ошивались под домом, высматривая лёгкую добычу, видно не было.
Шварц шагнул на улицу. Сердце колотилось, во рту пересохло, в ушах звенело. Но немец мужественно зашагал вперёд, не забыв по дороге, исходя из конспирации, заглянуть в мусорные баки.
Где, сливаясь со стенами домов, а где, откровенно прячась в кустах, Ганс, наконец, дошёл до метро.
Полностью войдя в образ, Ганс перемахнул через турникет, ибо настоящий беженец за метро никогда не платит, и ступил на эскалатор.
Только здесь немец смог перевести дыхание.
Метро, безусловно, таило свои опасности, но были они менее значимы, нежели путь на работу или с неё.
Метро было чётко поделено между арабами, неграми, азиатами.
В метро, где крутились большие деньги: наркотики, фальшивые документы, оружие, беспредел не допускался.
Каждая группировка стригла исключительно свою поляну.
Деньги у Шварца были надёжно спрятаны в трусах, в потайном кармане, и поэтому Ганс был относительно спокоен.
Он настолько расслабился, что даже позволил сосредоточиться не на окружающих, привычно вычисляя, кто может представить для него внезапно большую опасность - негры или арабы, а на рекламном плакате, где была изображёна новая книга, наделавшая столько шума в стране.
Книга называлась просто «Арабская самобытность Рура и Верхней Силезии».
Как человек любопытный Шварц, безусловно, уже ознакомился с объёмным трудом некоего Аль-Низами, самоназванного «лидера арабского большинства в стране», как он сам себя называл.
Книжонка, надо сказать, была так себе, но пафосом превосходила Библию.
По Аль-Низами выходило, что основной миссией арабов в Германии является просвещение аборигенов и что диаспора, безусловно, «за последние двадцать лет внесла неоценимый вклад в науку, образование и культуру страны». Правда, какой именно вклад Аль-Низами не пояснил. Видимо, из природной скромности.
Это сделал за него видный местный учёный-филолог, турок Дабу-оглу, буквально сразу же припечатавший детище Аль-Низами своим бессмертным трудом – «Турецкая Германия: правда и вымысел».
В свойственной ему саркастической манере господин Дабу-оглу уточнил, что его уважаемый коллега под вкладом в науку и культуру страны, безусловно, имел в виду: наркотики, грабежи, воровство и публичные дома, где трудились женщины из Украины, создаваемые арабской диаспорой в неограниченных количествах.
Не по детски приложив оппонента в первой части своей книги, Дабу-оглу явил миру истинную сенсацию – во второй.
Турок представил научному сообществу древние каменные списки, найденные дорожными строителями-турками в Шлезвиг-Гольштейне, которые однозначно свидетельствовали, что прародителями всех германцев были исключительно турки.
За такими размышлениями Шварц доехал до своей станции.
Офис был рядом с метро, и клерк быстро заскочил в помещение.
Коллеги уже были в комнате.
Сабрина Клюге привычно скидывала паранджу.
После того, как Сабрину изнасиловали трое залётных из Франции арабов, а сама Сабрина едва не «присела» лет на пять, ибо известный немецкий адвокат Аль-Баради убедительно доказал суду, что все немецкие женщины – исключительно проститутки, а молодые немецкие девушки – сплошь падшие женщины, заманивающие в свои грязные сети невинных арабских ребят, не испорченных христианским развратом и пороком,  Сабрина передвигалась по городу исключительно скрыв себя полностью.
Лишь руководителю фирмы – носившим когда-то имя Мартин Берг, таиться и прятаться в родном городе было без нужды.
Пронырливый Мартин каким-то невиданным образом выправил документы, что он является представителем малочисленной горной народности в сердце Азии, какой в мире осталось не более трёхсот голов, и они – эта народность - особо охраняемы и оберегаемы мировым сообществом.
Так что Мартин, а ныне Осман-Сулейман-Тофик-Гафур ибн Заде-Аль-Кудэ, клал не только на всех «понаехавших» арабов и негров, но и собственно на всех полицейских Германии вместе взятых, которые привычно обслуживали интересы тех же арабов и негров.
Tags: Европа, сатира
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments